Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Экспертное мнение

Исключение из списка должников стоит заемщику 11 зарплат 17.07.2019 Исключение из списка должников стоит заемщику 11 зарплат

Президент СРО НАПКА Эльман Мехтиев. Клиентам банков требуется в среднем почти 11 ежемесячных зарплат, чтобы погасить обязательства перед кредитной организацией

подробнее

Статьи

12.07.2019

Особенности исполнения судебных актов по обращению взыскания на бюджетные средства: разъяснения Пленума ВС РФ

подробнее

Рынок криптовалют

19.07.2019

Патрик Макгенри: «ни одна политическая сила не в состоянии уничтожить биткоин»

подробнее
/interview/692723/
Аккредитация на электронных торговых площадках, участие в торгах по банкротству и арестованному имуществу, услуги агента. Тел. +7 (915) 433-57-16

Интервью

ЖКХ, тарифы, арбитражный суд,заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Анатолий Николаевич Голомолзин., УФАС

Выиграли дело против "Мосэнерго" и заставили заплатить в доход государства штраф за незаконно полученные доходы.

Зам. руководителя УФАС г.Москвы Анатолий Николаевич Голомолзин.

В Арбитражном суде Москвы вы выиграли дело против "Мосэнерго" и заставили заплатить в доход государства штраф за незаконно полученные доходы.  Почему, вы считаете, что действительно завышены тарифы?

ГОЛОМОЛЗИН: На самом деле состоялось две серии арбитражных разбирательств. В одном случае мы выиграли два раза по три инстанции. Вначале был выигрыш в первой инстанции, во второй инстанции, а затем в кассационной инстанции вернули на повторное рассмотрение. И вот по итогам уже этих разбирательств, через полтора года суд подтвердил правомерность нашего решения и предписания в отношении "Мосэнерго", когда он устанавливал тарифы для жилищных организаций, которые непосредственно обеспечивают население теплом, по категории именно "Жилищные организации", а не категории "Население". Суть конфликта в следующем. Речь идет о том, что часть тепловой энергии, электроэнергии жилищных организаций, небольшую часть, потребляют на свои нужды, для нежилых помещений, но основная часть тепла поставляется непосредственно гражданам. Граждане рассчитываются по тарифу за теплоэнергию, которое установлено региональной энергетической комиссией. Называется эта категория "Население". В данном случае, если, например, такой категорией является ТСЖ - товарищество собственников жилья и если им устанавливают тариф, как для юридического лица и считают, что этот тариф для жилищной организации, то соответственно те люди, которые объединились в ТСЖ, вынуждены платить завышенный тариф. Если они не объединились, то они платят тариф для населения. Тоже самое касается и иных жилищных организаций, которым выставляют эти тарифы.

В случае с ТСЖ страдает непосредственно население, которые объединились в такие товарищества. Страдают жилищные организации, потому что жилищные организации с населением все равно вынуждены рассчитываться по категории "Население", но уже непосредственно с АО "Энерго", в данном случае с "Мосэнерго", они вынуждены рассчитываться по тарифу для жилищных организаций.

- И разницу покрывает бюджет Москвы в данном случае?

ГОЛОМОЛЗИН: Речь идет о том, что бюджет Москвы может покрывать определенные убытки либо определенное финансирование в отношении муниципальных предприятий. В случае, скажем, когда речь идет о предприятиях иной формы собственности, то в одном из наших дел таким предприятием был ГУП "Жилсервис", предприятие Минатома, которое также снабжало теплонергией население. В данном случае им никто не компенсировал эти средства. Получается, что они вынуждены были за эти деньги работать себе в убыток. Собственно говоря, страдало от этого в конечном итоге население, потому что было недофинансирование, это снижение качества, невыполнение основных работ и так далее.

- Анатолий Николаевич, эта ситуация, когда суды проходят только в Москве, значит ли это, что по всей остальной Руси Великой все замечательно или это прецедент, который должен стать толчком для других городов, населенных пунктов для того, чтобы выправить аналогичную ассиметричную ситуацию?

ГОЛОМОЛЗИН: На самом деле это далеко не единственный случай. Такие же нарушения выявляются нашими территориальными управлениями в других городах. И нарушения касаются не только этих аспектов. Есть еще масса других нарушений, которые так или иначе ущемляют интересы населения. К ним можно отнести, например, веерное отключение, когда вместе с неплательщиками отключают плательщиков, что недопустимо законодательством. Речь идет о том, что иногда энергоснабжающие организации заставляют платить плату за присоединение сверх каких-либо разумных пределов. Например, вам нужно присодиниться к сети 10 киловатт мощности, а вас просят построить подстанцию с мощностью на порядок больше. Такие случаи также выявляются нами многократно. Всего по итогам прошлого года нами было рассмотрено более полутора тысяч жалоб со стороны тех, чьи интересы ущемляют энергоснабжающие организации.

- Скажите, пожалуйста, суть этого конфликта в том, что в свое время в законодательство, в соответствующий закон не внесена нужная строка или в том, что энергопоставляющие организации грубо нарушают закон? Каждая из сторон, поскольку в суде все это разбиралось, наверное, юридические доводы приводило. Несовершенство законодательства или нарушение закона причина этих конфликтов?

ГОЛОМОЛЗИН: В принципе всегда, когда имеют место судебные разбирательства, и одна сторона, и другая сторона апеллируют к нормам законодательства. Скажем, то решение, которое было принято в конечном итоге Федеральным окружным судом, оно на пяти страницах, где подробно изложены аргументы той и другой стороны. Каждая из них ссылается на несколько законодательных актов, на несколько постановлений правительства и на решения региональной энергетической комиссии. Ну и если это вызывает неоднозначные интерпретации, мы считаем, что необходимо однозначно прописать этот вопрос и урегулировать в Жилищном кодексе и в соответствующих правилах оказания коммунальных услуг. Во-первых, чтобы не было разночтений, а, во-вторых, вступает в силу новое законодательство в жилищной сфере. В рамках этого законодательства жильцы должны определиться с тем, кто от их имени будет выступать стороной по договору и, в частности, жильцам необходимо определиться с управляющей организацией. Если, скажем, ТСЖ - в настоящее время это примерно один процент населения.

- При этом идет тенденция, что их должно стать гораздо больше.

ГОЛОМОЛЗИН: Но когда это будет управляющая организация, то это коснется всех. И тогда, этим управляющим организациям, которую выбрали в доме, либо той организации, которую по конкурсу отобрали местные власти, а они обязаны это сделать, если до первого марта 2006 года жильцы сами не определятся с тем, кто же будет от их имени выступать стороной в договоре с ресурсоснабжающими организациями, с теми, кто осуществляет уборку и так далее. Если они не определятся, это должны сделать по конкурсу муниципальные власти. И далее они уже становятся стороной по договору. Но важно, чтобы на этом этапе не произошло прессинга со стороны тех, кто доминирует на рынке, кто является монополистом, и чтобы они не выставляли заведомо необоснованные требования.

- Нас слушают люди. И у многих в головах рождается такая здравая мысль. Ну какое мне дело? Я плачу все равно по тем тарифам, которые для населения, а что там перепродавец, это его проблема. Но с 1 марта 2006 года это может стать проблемой каждого человека. К этому надо готовиться. Но если мы берем изначально, откуда растет этот конфликт. Есть отдельный тариф для населения. Есть отдельный тариф для юридических лиц. Есть оптовый поставщик тепла и есть перепродавцы. Насколько это нормально, потому что я встречался с руководством "Мосэнерго" в свое время и основной посыл был: зачем эти перепродавцы, они излишнее звено? Быть может, здесь тоже есть своя логика? Двойная система тарифов, перепродавцы - дополнительное звено на пути к потребителю. С вашей точки зрения, может быть, здесь тоже стоит унифицировать, тогда не будет никаких поводов для разночтений?

ГОЛОМОЛЗИН: Знаете, на самом деле практически все АО "Энерго", которые существуют в стране, они тоже являются перепродавцами. У нас лишь несколько энергосистем являют избыточными, все остальные - дефицитными. Они покупают электроэнергию, которую им продают на оптовом рынке, и дальше к ней добавляют ту электроэнергию, либо теплоэнергию, которую производят сами, и уже продают потребителям либо еще кому-то в этой цепочке. Вопрос не в том, чтобы кого-то вытеснить из этого звена, а вопрос в том, чтобы взаимную ответственность урегулировать и в рамках правил, и в рамках системы договоров. В настоящее время идет работа над документами в развитии закона об электроэнергетике. Готовятся правила розничного рынка, где будут урегулированы права и обязанности всех участников хозяйственного оборота. В этой цепочке должен остаться тот, кто эффективно работает, а не тот, у которого доминирующее положение и который считает, что у него есть право силы в разрешении конфликтных ситуаций. И тогда это пойдет на пользу всем потребителям, а не только кому-то одному из участников оборота.

- При этом, есть некое начальное звено, в данном случае это, видимо, РАО "ЕЭС России", которое производит тепло и электроэнергию. Понятно, что в современной жизни тепло и электроэнергия - это, без чего мы не можем обойтись. И если мне говорят, что я должен платить рубль или 10 рублей, а, может быть, завтра скажут 100 рублей, за то, чтобы в моей квартире было тепло, я никуда не денусь, я все равно пойду. И здесь встает еще один вопрос об обоснованности этого тарифа. Да, вы занялись тем, что привели в соответствие, пусть те, кто поставляет тепло для населения, тоже оплачивают по этим тарифам для населения. Но вот в этом тарифе кто-нибудь разбирался, насколько он завышен, а, может быть, его не хватает? Обоснованность тарифов - это самый большой вопрос, который в последнее время поднимается и нашими слушателями в том числе.

ГОЛОМОЛЗИН: Это серьезная отдельная тема. Она действительно заслуживает широко общественного обсуждения, в том числе, не только должны специалисты, экономисты участвовать в этом обсуждении, поскольку она затрагивает интересы всех и каждого, то, естественно, население вправе выслушать аргументы всех и понять, что же положено в основу расчетов тарифов. В упомянутом мною уже пакете законов по жилищному хозяйству также есть закон о тарифообразовании в коммунальной сфере. И там говорится о том, что необходимо установить дополнительный институт контроля за тарифами в коммунальной сфере. И по закону этот контроль возлагается на орган по развитию конкуренции. На кого возложит правительство эту контрольную функцию, станет ясно в ближайшее время. Мы предлагаем, чтобы это возложили на Федеральную антимонопольную службу и систему антимонопольных органов, которая имеется в каждом регионе. Мы имели бы возможность тогда проверять, а соблюдена ли процедура установления тарифов: привлекалась ли независимая экспертиза, действительно ли она была независимой, все ли они проанализировали? И тогда можно сказать: обоснован тариф или нет. И в рамках этого закона на этот контрольный орган возложена компетенция по пересмотру тарифов в случае, если выяснилось, что они являются необоснованными, либо что нарушена процедура принятия решения.

- То есть, Анатолий Николаевич, из того, что вы сказали, понятно, что сегодня у вас таких прав нет?

ГОЛОМОЛЗИН: Сегодня таких прав нет.


Возврат к списку

Позвоните нам бесплатно
Сегодня 22.7.2019

Публикации

В России готовят новые ограничения на работу мессенджеров 19.07.2019 В России готовят новые ограничения на работу мессенджеров

В российское законодательство нужно ввести термин «интернет-преступление», а также усилить правовое регулирование работы мессенджеров, предложила в свою очередь уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

подробнее