Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Статьи

31.05.2024

Банкротные споры могут принести в казну минимум 50 млрд руб. в год.

подробнее

Рынок криптовалют

12.06.2024

Регулирование криптобирж в России , Белоруссии и Киргизии

подробнее
/information/2941/
Аккредитация на электронных торговых площадках, услуги агента. WhatsApp: +7 968 771-34-72

Правовые вопросы


Семейные отношения как основание права пользования жилым помещением собственника и последствия их прекращения

Семейные отношения как основание права пользования жилым помещением собственника и последствия их прекращения
Прошло чуть больше четырех лет с момента вступления в силу ЖК РФ. Этот срок позволил выявить его наиболее "тонкие" места. Не секрет, что самыми естественными потребностями человека являются потребности в пище и жилье. Поэтому любые несовершенства в регулировании жилищных отношений либо проблемы в практике применения жилищного законодательства неизбежно оказываются в центре внимания. Обратной стороной законодательного обеспечения конституционных прав гражданина на жилище и на охрану частной собственности стали проблемы социального характера, сталкиваться с которыми ранее не приходилось.
Движение гражданского законодательства по пути "снятия" барьеров в угоду свободного рынка жилья негативно сказалось на лицах, пользующихся жилыми помещениями граждан-собственников в качестве членов их семьи.
На сегодняшний день в судах Российской Федерации находится большое количество дел, связанных с применением положений ст. 31 ЖК РФ. Более того, со ссылкой на данную статью уже выселены из жилых помещений бывшие члены семьи собственника, в том числе родные дети, внуки, не говоря уже о супругах.
Невольно возникает вопрос: нарушает ли действующая редакция ст. 31 ЖК РФ баланс интересов собственников жилых помещений и иных лиц, проживающих в жилом помещении собственника, исходя из конституционных целей социальной политики Российской Федерации и гарантий реализации конституционного права граждан на жилище?
Исследование заявленной проблематики логично начать с рассмотрения юридических фактов, лежащих в основании возникновения права пользования жилым помещением собственника в контексте ст. 31 ЖК РФ.

1. Наличие семейных отношений как основание возникновения права пользования жилым помещением собственника

Статья 31 ЖК РФ связывает возникновение у лица права пользования жилым помещением, принадлежащим гражданину на праве собственности, с наличием сложного фактического состава, т.е. нескольких юридических фактов (элементов фактического состава). Наряду с таким юридическим фактом, как вселение собственником в принадлежащее ему жилое помещение лица, необходим еще один - наличие у вселяемого особого правового статуса - член семьи собственника.
Статья 31 ЖК РФ относит к членам семьи собственника супруга, детей, родителей собственника, которые проживают с ним совместно в его жилом помещении. Также членами семьи собственника могут быть признаны другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях - иные граждане, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Иными словами, ст. 31 ЖК РФ разделяет граждан, право пользования жилым помещением собственника которых определено данной статьей, на две категории: первая категория - это члены семьи; вторая категория - лица, вселенные в качестве членов семьи.
В первую категорию попадают супруг, дети и родители собственника жилья. Данные лица наделены статусом членов семьи по закону. Согласно ст. 2 СК РФ членами семьи являются супруг, родители и дети (усыновители и усыновленные). Основаниями признания их членами семьи являются факты брака, родства и усыновления, что свидетельствует о наличии между собственником и лицами первой категории семейных отношений.
Поскольку в Российской Федерации признается брак, заключенный только в органах загса, то доказательством обладания статусом члена семьи для супруга собственника жилого помещения является свидетельство о заключении брака, выданное на основании актовой записи о государственной регистрации заключения брака.
Факт родства между родителями или детьми собственника подтверждается свидетельством о рождении ребенка или свидетельством об установлении отцовства, также выданными на основании актовых записей о государственной регистрации рождения и (или) установления отцовства.
В случае возникновения спора относительно наличия семейного статуса лица необходимо получить у органа загса выписку из соответствующей актовой записи о государственной регистрации брака, рождения, установления отцовства в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния".
К отношениям, существующим между детьми и родителями, приравниваются отношения, возникающие из факта усыновления (удочерения). Согласно п. 1 ст. 137 СК РФ усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению.
Таким образом, к членам семьи первой категории относятся усыновители собственника жилого помещения и усыновленные им дети. Доказательством факта усыновления (удочерения) является свидетельство о государственной регистрации усыновления (удочерения), выдаваемое органами загса, или вступившее в силу решение суда об усыновлении. Отсутствие свидетельства о государственной регистрации усыновления, а также самой записи о государственной регистрации усыновления (что в принципе маловероятно исходя из положений ст. 41 ФЗ "Об актах гражданского состояния") не влияет на факт усыновления. В соответствии с п. 3 ст. 125 СК РФ права и обязанности усыновителя и усыновленного ребенка возникают со дня вступления в законную силу решения суда об усыновлении ребенка.
Вместе с тем вселение в жилое помещение собственника и наличие статуса члена семьи для граждан первой категории недостаточны для возникновения права пользования жилым помещением собственника по правилам, установленным ст. 31 ЖК РФ. Супруг, родители (усыновители) и дети (усыновленные) собственника приобретают право пользоваться жилым помещением собственника по названным правилам лишь при условии, что они проживают совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении. При этом под совместным проживанием не обязательно подразумевается поддержание фактических семейных отношений с собственником. Вполне достаточно для квалификации совместного проживания фактического проживания и пребывания супруга, родителей и детей (усыновителей и усыновленных) собственника в жилом помещении, где проживает сам собственник.
Последующее прекращение пользования данным жилым помещением самим собственником влечет трансформацию права пользования членов семьи собственника. Такие отношения подпадают под регулирование положений ГК РФ о договоре найма жилого помещения или безвозмездного пользования.
В том случае, если супруг, дети или родители (усыновленные и усыновители) собственника фактически не были вселены и не проживали в жилом помещении совместно с собственником, у них не возникает право пользования данным жилым помещением, а следовательно, положения ст. 31 ЖК РФ к ним неприменимы.
Ко второй категории граждан, в отношении которых право пользования жилым помещением собственника установлено ст. 31 ЖК РФ, относятся другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях - иные граждане, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.
Термин "другие родственники" объединяет под собой лиц, связанных с собственником жилого помещения узами родства, за исключением детей и родителей (лиц первой категории). Родство является длящимся юридическим фактом и означает семейно-правовое состояние (свойство) лица, основанное на происхождении одного лица от другого или нескольких лиц от общего предка.
СК РФ к членам семьи, являющимся родственниками, относит бабушку, дедушку, внуков, братьев и сестер (полнородных и неполнородных). При этом не исключается, что помимо названных существуют и другие родственники (ст. 67 СК РФ). Следовательно, "другими родственниками" являются лица, между которыми и собственником жилого помещения существуют отношения родства. Степень родства в отличие от отношений, регулируемых семейным правом, по смыслу ст. 31 ЖК РФ значения не имеет. Это могут быть дяди, тети, племянники, двоюродные (троюродные) братья и сестры, прабабушки, прадедушки, правнуки и т.д.
Кроме того, ч. 1 ст. 31 ЖК предусматривает вселение в качестве членов семьи собственника в исключительных случаях иных граждан. В связи с этим возникает вопрос: кто может быть "иным гражданином"?
Согласно теории семейного права основанием возникновения семейных отношений могут быть не только отношения родства или брака, но и отношения свойства, которые возникают между лицом и его родственниками и его супругом и родственниками последнего. Так, семейные отношения могут возникнуть между мачехой или отчимом и пасынком и падчерицей, невесткой и свекровью и т.д.
Кроме того, основанием возникновения семейных отношений является принятие детей на воспитание. Помимо уже упоминавшейся выше формы устройства на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, - усыновления существуют еще две формы - опека (попечительство) и приемная семья.
Передача детей на воспитание связана с вынесением акта органа опеки и попечительства о назначении опекуна (попечителя) в отношении несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей, а при договорной опеке (включая создание приемной семьи) - также с заключением договора между органами опеки и попечительства и приемными родителями.
Опека (попечительство) и приемная семья относятся к семейным формам устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание, а следовательно, влекут проживание ребенка в семье в качестве члена семьи. Ребенок может находиться под опекой (попечительством) собственника жилого помещения и проживать совместно с ним, а также может быть подопечным члена семьи собственника и также проживать в семье собственника жилого помещения.
Широкое толкование и понимание термина "семейные отношения" отражены, помимо прочего, в практике Европейского суда по правам человека. Понятие "семейная жизнь", использованное в ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на уважение частной и семейной жизни, не ограничивается только отношениями, основывающимися на браке, и может распространяться на фактические семейные отношения <1>. Как отмечает Е.А. Чефранова, важно обратить пристальное внимание на то, что Европейский суд ... расширил понятие "семейная жизнь" с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни <2>. Так, признаются семейной жизнью и семейными отношениями фактические брачные отношения между мужчиной и женщиной, равно как и различные нетрадиционные отношения.
--------------------------------
<1> Де Сальвиа М. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002. С. 132.
<2> Чефранова Е.А. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002. С. 136.

Лица второй категории получают право пользования жилым помещением собственника по правилам ст. 31 ЖК РФ лишь при наличии между ними и собственником жилого помещения семейных отношений. При возникновении спора по данному вопросу суд должен установить, что собственник жилого помещения вселял лиц второй категории не просто как лиц, связанных с ним узами родства, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, а как членов своей семьи.
Доказательствами этого факта могут стать, например, акт о назначении опекуном (попечителем), договор об осуществлении опеки (попечительства). Если документальные доказательства отсутствуют, то необходимо установить, что вселяемые лица на момент вселения были близкими ему людьми, отношения с которыми строились на доверительности, и каждый из них заботился друг о друге как о члене своей семьи. Кроме того, наличие семейных отношений предполагает совместное проживание и ведение общего хозяйства. Эти факты также могут входить в предмет доказывания по данному делу. При этом по смыслу ст. 31 ЖК РФ вселение лиц в жилое помещение собственника происходит не в рамках товарно-денежных отношений и напрямую не преследует целей осуществления гражданского оборота. Основной целью вселения является удовлетворение потребности собственника и вселяемых граждан в реализации существующих между ними семейных отношений посредством совместного проживания. Из сказанного следует, что факт вселения собственником в принадлежащее ему жилое помещение членов семьи как первой, так и второй категории следует расценивать как юридический поступок. Очевидно, что вселение членов семьи собственника - не сделка, поскольку возникновение прав и обязанностей членов семьи собственника не является правовой целью вселения данных лиц. Однако в результате вселения в жилое помещение собственника у членов его семьи возникают права и обязанности пользователя данным жилым помещением.

2. Прекращение семейных отношений как основание прекращения права пользования жилым помещением собственника

Статус члена семьи имеет ключевое значение не только для возникновения прав и обязанностей членов семьи собственника, но и для их прекращения. ЖК РФ в качестве общего правила устанавливает, что прекращение семейных отношений с собственником жилого помещения влечет прекращение права пользования его жилым помещением.
Сразу оговоримся, что вступивший в силу ЖК РФ в соответствии с Федеральным законом "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" распространяет свое действие на отношения, возникшие после введения его в действие. Применительно к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие ЖК РФ, последний применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных ЖК РФ.
Положения ст. 31 ЖК РФ к таким случаям не относятся. Таким образом, если вселение членов семьи произошло до 1 марта 2005 г., т.е. до вступления в силу ЖК РФ, то возникший правовой режим права пользования жилым помещением собственника подчиняется правилам Жилищного кодекса РСФСР, действовавшим в это время. Согласно ст. 127 ЖК РСФСР члены семьи собственника сохраняют свое право пользования и при прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения.
Если же члены семьи были вселены собственником 1 марта 2005 г. и после этой даты, то в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения они могут быть выселены по правилам ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.
Согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
Однако Президиум Верховного Суда РФ 23 ноября 2005 г. утвердил своим Постановлением Ответы на вопросы о практике применения судами Кодекса об административных правонарушениях, жилищного и земельного законодательства, иных федеральных законов (далее - Ответы). На вопрос о применении ч. 4 ст. 31 ЖК РФ к случаям, когда семейные отношения были прекращены до 1 марта 2005 г., дан категоричный ответ, что положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ распространяются на требования о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений и в том случае, если семейные отношения между собственниками жилого помещения и бывшими членами семьи были прекращены до введения в действие ЖК РФ.
Такая, мягко сказать, не основанная на нормах права позиция Верховного Суда РФ была нивелирована Определением Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2006 г. N 455-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Слободского суда Кировской области о проверке конституционности п. 2 ст. 292 ГК РФ и ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, а также жалоб граждан Вахрамеевой и Кожанова на нарушение их конституционных прав этими нормами. В п. 3.3 Определения сказано, что поскольку никаких специальных оговорок о характере действия нормативных положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ во времени не предусмотрено, то они действуют в общем порядке. Установление же того, какие отношения существовали между собственником и бывшим членом его семьи по поводу спорного жилого помещения на момент вступления в силу ЖК РФ, в какой период возникли эти отношения и подвергались ли они трансформации, позволяющей распространить на длящиеся правоотношения действие ч. 4 ст. 31 ЖК РФ или иных норм жилищного и гражданского законодательства, связано с оценкой всего комплекса фактических обстоятельств дела.
О прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения свидетельствуют определенные юридические факты.
Семейные отношения с супругом считаются прекращенными в случае расторжения брака. Согласно ст. 25 СК РФ при расторжении брака в суде моментом прекращения брака является вступление в законную силу решения суда. В случае расторжения брака в органах загса брак считается прекращенным с момента совершения актовой записи о государственной регистрации расторжения брака. Формальным подтверждением расторжения брака является свидетельство о государственной регистрации расторжения брака.
Фактическое прекращение семейных отношений между супругами не прекращает права пользования жилым помещением супруга - собственника.
Такой вывод поддержан в приведенных выше Ответах Верховного Суда РФ. В частности, там сказано, что поскольку ст. 31 ЖК РФ относит супруга к членам семьи собственника, то до расторжения брака прекращение права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, невозможно. В случае расторжения брака в судебном порядке при наличии общих несовершеннолетних детей суд в соответствии со ст. 24 СК РФ обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после расторжения брака родителей. В силу в том числе и объективных причин суды выносят чаще решения, определяя место жительства ребенка с матерью. Данное обстоятельство невольно послужило поводом для предъявления отцами - собственниками жилых помещений исков о выселении бывшей жены (что допускается нормой права), а также своих несовершеннолетних детей, чье место жительства было определено судом с бывшей супругой. Оставляя за рамками данной статьи этический аспект поведения таких отцов, обратимся за анализом сформировавшейся в связи с этим судебной практики.
Немаловажную роль в данном случае сыграл Верховный Суд РФ. В Ответах, приведенных выше, было указано, что ребенок, не проживающий совместно с родителем - собственником жилого помещения, считается бывшим членом его семьи и его право пользования жилым помещением собственника может быть прекращено.
Такая позиция Верховного Суда РФ только увеличила число исков и число выселений несовершеннолетних с выселяемым родителем, что неизбежно повлекло увеличение количества жалоб в различные федеральные и региональные органы власти, а также общественные и правозащитные организации, и привлекла внимание средств массовой информации.
В марте 2007 г. депутатом Государственной Думы П.В. Крашенинниковым был внесен законопроект о внесении изменений в ст. 31 ЖК РФ в части исключения из числа бывших членов семьи, подлежащих выселению, несовершеннолетних детей. Этот законопроект был принят в первом чтении, однако дальше дело не пошло. Кроме того, предлагаемая депутатом редакция ст. 31 ЖК РФ не снимала проблем, порождаемых неверным ее толкованием судами. Напротив, в случае внесения предлагаемых изменений возникли бы новые проблемы.
После обсуждения сложившейся ситуации с выселением несовершеннолетних на заседании организационного комитета по проведению в 2008 г. в Российской Федерации Года семьи Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 ноября 2007 г. был утвержден Обзор законодательства и судебной практики за третий квартал 2007 года. В нем была изложена иная позиция высшей судебной инстанции. В частности, было указано, что правило о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения не распространяется на несовершеннолетних, поскольку семейные отношения между родителями и детьми в части прав и обязанностей, установленных СК РФ, сохраняются и после расторжения брака между родителями ребенка. Таким образом, право пользования жилым помещением ребенка не может быть прекращено.
Изменившаяся позиция Верховного Суда РФ, безусловно, положительно сказалась на судебной практике. При этом Верховный Суд РФ не учел, что сохранение за ребенком права пользования жилым помещением собственника при выселении родителя, с которым определено его место жительства, является лишь декларацией этого права. Также Верховный Суд РФ необоснованно сузил термин "дети", используемый в ст. 31 ЖК РФ, до несовершеннолетних детей, оставив за бортом совершеннолетних детей. Вместе с тем правоотношение между родителями и детьми (независимо от возраста последних) прекращается только в установленных семейным законодательством случаях.
Одним из оснований прекращения правовой связи детей с родителями является исключение записи об отце (матери) ребенка из актовой записи о рождении ребенка. На основании вступившего в силу решения суда об удовлетворении требований об оспаривании отцовства (материнства) в порядке ст. 52 СК РФ вносятся соответствующие изменения в актовые записи, а именно аннулируется запись об отце и (или) матери в актовой записи о государственной регистрации рождения ребенка либо аннулируется актовая запись о государственной регистрации установления отцовства.
Еще одним основанием прекращения родительского правоотношения является усыновление ребенка иными лицами. Согласно ст. 137 СК РФ усыновление является не только правообразующим, но и правопрекращающим юридическим фактом. В результате усыновления прекращается правовая связь ребенка с его биологическими родителями и другими родственниками (п. 2 ст. 137 СК РФ). Доказательством прекращения семейных отношений является вступившее в силу решение суда об усыновлении.
Отмена усыновления, в свою очередь, влечет прекращение правоотношения между ребенком и его усыновителями, что квалифицируется как прекращение семейных отношений по смыслу ст. 31 ЖК РФ. Формальным выражением прекращения семейных отношений в данном случае служит вступившее в силу решение суда об отмене усыновления.
При рассмотрении оснований прекращения родительского правоотношения следует особо остановиться на лишении родительских прав. В соответствии со ст. 71 СК РФ родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, за исключением обязанности по содержанию ребенка. При этом вопрос дальнейшего проживания ребенка и родителей, лишенных родительских прав, решается судом в порядке, установленном жилищным законодательством. Согласно п. 2 ст. 91 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.
Ребенок, в отношении которого родители лишены родительских прав, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства (п. 4 ст. 71 СК РФ).
К сожалению, совместное применение приведенных положений СК РФ и ч. 4 ст. 31 ЖК РФ уже породило негативную судебную практику, а именно выселение детей из жилых помещений родителей-собственников, лишенных родительских прав.
Позиция судов основана на том, что лишение родительских прав прекращает семейные отношения между родителем и ребенком. При этом правила п. 4 ст. 71 СК РФ не были применены судами со ссылкой на то, что ЖК РФ принят позднее СК РФ, и не предусматривает возможности сохранения за ребенком, чьи родители лишены родительских прав, права пользования жилым помещением. В связи с этим дети, чьи родители - собственники жилых помещений лишены родительских прав, подлежат выселению из жилого помещения родителей-собственников как утратившие с ними семейные отношения. Однако согласиться с такой позицией судов нельзя. Более того, не имеет никакого отношения к рассматриваемой ситуации разрешение вопроса о конкуренции СК РФ и ЖК РФ по времени их принятия и вступления в силу.
Правовая связь между родителями и детьми основывается на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (ст. 47 СК РФ).
Лишение родительских прав является мерой семейно-правовой ответственности, которая применяется в исключительных случаях, когда родители (один из них) не выполняют или ненадлежащим образом исполняют свои родительские обязанности <3>.
--------------------------------
<3> Основания лишения родительских прав установлены в ст. 69 СК РФ.

Лишение родительских прав не прекращает родительское правоотношение, а лишь ограничивает права родителей по отношению к детям. Актовые записи о государственной регистрации рождения ребенка и установлении отцовства при лишении родительских прав не аннулируются, а продолжают существовать с наличием в них отметки о вступлении в силу решения суда о лишении родительских прав. Сказанное означает, что родитель, даже лишенный родительских прав, продолжает пребывать с ребенком в родительском правоотношении независимо от прекращения у родителя прав, основанных на факте родства с ребенком.
Таким образом, лишение родительских прав не является основанием прекращения права ребенка на пользование жилым помещением родителя-собственника. Иное толкование проанализированных положений действующего законодательства приведет к тому, что мера ответственности родителей породит негативные имущественно-правовые последствия в отношении ребенка и позволит родителю, лишенному родительских прав, извлечь выгоду из своего ненадлежащего поведения.
Другие родственники, иждивенцы и иные лица становятся бывшими членами семьи собственника также в силу прекращения семейных отношений с собственником. Документальным подтверждением данных фактов могут быть акты органа опеки и попечительства о прекращении опеки (попечительства), об отстранении опекуна (попечителя) от исполнения обязанностей, расторжение договора об осуществлении опеки и другие тому подобные юридические факты.
Тогда, когда отсутствует формальное выражение правопрекращающих фактов, они устанавливаются в судебном порядке при рассмотрении иска собственника жилого помещения о выселении вышеуказанных лиц по основаниям, установленным ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. При этом суду следует представить доказательства утраты доверительности между названными лицами, прекращения ведения ими общего хозяйства и позиционирования себя в качестве членов одной семьи. Вместе с тем прекращение семейных отношений с собственником жилого помещения не обязательно влечет прекращение права пользования данным жилым помещением для бывшего члена семьи. Часть 4 ст. 31 ЖК РФ допускает возможность сохранения этого права в нескольких случаях.
Первым основанием сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника является соглашение, заключаемое собственником с бывшими членами семьи. Например, договор коммерческого найма или безвозмездного пользования. Не исключено, что вопросы сохранения права пользования жилым помещением собственника за бывшим членом его семьи могут быть урегулированы в брачном договоре или соглашении об уплате алиментов.
Так, брачный договор может помочь супругам или будущим супругам заранее предусмотреть сохранение права пользования жилым помещением супруга-собственника, как на возмездных, так и на безвозмездных основаниях, на случай расторжения брака (ст. 40 СК РФ).
Пункт 2 ст. 104 СК РФ позволяет заключить соглашение об уплате алиментов на условиях предоставления имущества как в собственность, так и в пользование (разумеется, только на безвозмездной основе).
Круг лиц, имеющих право заключить соглашение об уплате алиментов, намного шире, чем круг субъектов брачного договора. Поэтому соглашение об уплате алиментов может послужить эффективным способом сохранения права пользования жилым помещением, принадлежащим плательщику алиментов на праве собственности, для многих членов семьи - получателей алиментов. Более того, признание за нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов силы исполнительного листа позволяет получателю алиментов в принудительном порядке реализовать свое право на пользование данным жилым помещением.
Права и обязанности бывших членов семьи собственника при сохранении права пользования жилым помещением на договорной основе регулируются условиями заключенных соглашений.
Вторым основанием сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника является решение суда. Суд может сохранить право пользования за бывшим членом семьи собственника при наличии одновременно следующих условий:

- у бывшего члена семьи отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением;
- имущественное положение бывшего члена семьи собственника и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением.

При этом в решении суда указывается срок, на который сохраняется данное право за бывшими членами семьи. В рамках судебного разбирательства по иску собственника о вселении бывших членов семьи суд обязан исследовать обстоятельства, позволяющие сохранить право пользования жилым помещением собственника. Предъявление в этом случае встречного иска бывшими членами семьи собственника жилого помещения не требуется, хотя не исключается.
Представляется, что на сегодняшний день суды забывают, что именно правосудие позволяет обеспечить взаимный учет интересов собственников жилых помещений и бывших членов семьи путем установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора.
На важную роль судов при рассмотрении дел о выселении бывших членов семьи обращено внимание в приведенном выше Определении Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2006 г. N 455-О. В п. 3.2 Определения Конституционный Суд РФ указал, что, предусматривая известную свободу усмотрения суда при решении вопросов о продолжительности (сроке) сохранения за бывшим членом семьи собственника права пользования жилым помещением, ЖК РФ во всяком случае предполагает необходимость проверки того, имеются ли в действительности основания для сохранения права пользования жилым помещением за бывшими членами семьи собственника данного помещения, а их выселение из занимаемого помещения возможно только после судебной проверки юридически значимых обстоятельств дела. К таким обстоятельствам относится решение суда об определении места жительства ребенка с родителем - несобственником жилого помещения. Реализация права ребенка на пользование жилым помещением родителя-собственника возможна лишь при сохранении права пользования жилым помещением за бывшим супругом собственника. При этом желательно, чтобы право пользования жилым помещением за ним сохранялось на время, оставшееся до достижения ребенком возраста восемнадцати лет.
Установленный судом срок пользования жилым помещением может быть продлен судом. В уже упоминавшихся Ответах Верховного Суда РФ отмечается, что ст. 31 ЖК РФ не содержит запрета на повторное обращение в суд за продлением установленного решением суда срока, на который за бывшим членом семьи может быть сохранено право пользования жилым помещением.
Права и обязанности бывших членов семьи собственника, за которыми суд сохраняет право пользования жилым помещением, регулируются ст. 31 ЖК РФ.
Вместе с тем согласно п. 5 ст. 31 ЖК РФ право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника может быть прекращено по требованию собственника до истечения срока, указанного в судебном решении, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права. Помимо прочего ЖК РФ позволяет дополнительно учесть интересы выселяемых бывших членов семьи собственника, в отношении которых собственник жилого помещения выплачивает алименты. Согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Удовлетворение таких требований возможно при соблюдении одновременно следующих условий.
Во-первых, бывший супруг и другие члены семьи проживали с собственником и пользовались его жилым помещением как члены семьи собственника и подлежат выселению из него (или выселены из него) как бывшие члены семьи.
Во-вторых, у них отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также их имущественное положение и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют им обеспечить себя иным жилым помещением.
В-третьих, в пользу данных лиц собственник выполняет алиментные обязательства, возникшие на основании судебного акта или соглашения об уплате алиментов. Иными словами, алиментное обязательство между собственником и супругом или другими членами семьи уже должно существовать к моменту предъявления соответствующего иска. Предоставление собственником в пользование иного жилого помещения не заменяет собой исполнение алиментной обязанности, а является возложением на плательщика алиментов дополнительного имущественного бремени в пользу получателей алиментов. Иное жилое помещение может быть предоставлено получателем алиментов в собственность или на праве пользования.
Поскольку ст. 31 ЖК РФ не устанавливает условий, на которых должно осуществляться обеспечение жилым помещением, то их желательно изложить при предъявлении заинтересованными лицами в суд требований о предоставлении иного жилого помещения.

Библиографический список

1. Де Сальвиа М. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002. С. 132.
2. Чефранова Е.А. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002. С. 136.

С. Ю. Чашкова


Возврат к списку


Позвоните нам бесплатно
Сегодня 19.6.2024

Оборудование, машины

Публикации

С первого июля 2024 года вступят в силу новеллы закона о приватизации. 15.04.2024 С первого июля 2024 года вступят в силу новеллы закона о приватизации.

Поправки внесены в закон о приватизации Федеральным законом от 06.04.2024 № 76-ФЗ. С первого июля 2024 года минимально допустимая цена госимущества заменит способ приватизации без объявления цены. Способ будет использоваться, если никто не купил объекты в рамках публичного предложения.

подробнее