Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Экспертное мнение

Исключение из списка должников стоит заемщику 11 зарплат 17.07.2019 Исключение из списка должников стоит заемщику 11 зарплат

Президент СРО НАПКА Эльман Мехтиев. Клиентам банков требуется в среднем почти 11 ежемесячных зарплат, чтобы погасить обязательства перед кредитной организацией

подробнее

Статьи

12.07.2019

Особенности исполнения судебных актов по обращению взыскания на бюджетные средства: разъяснения Пленума ВС РФ

подробнее

Рынок криптовалют

19.07.2019

Патрик Макгенри: «ни одна политическая сила не в состоянии уничтожить биткоин»

подробнее
/interview/707338/
Аккредитация на электронных торговых площадках, участие в торгах по банкротству и арестованному имуществу, услуги агента. Тел. +7 (915) 433-57-16

Интервью

 Минпромторг замыкает офсет  на себя

Директор Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга Алексей Алехин. Кто выиграет и проиграет при передаче офсетных контрактов в федеральное ведение?

Минпромторг, уже выступавший с критикой вновь объявленного Москвой лекарственного офсетного контракта, хочет получить полномочия по заключению таких инвестиционных соглашений на федеральном уровне. С помощью этого инструмента ведомство намеревается стимулировать фармкомпании производить наряду с коммерчески выгодными для них продуктами не самые маржинальные, объяснил Vademecum директор Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга Алексей Алехин. Параллельно передачи офсета из регионов в центр требуют производители: офсетные амбиции Москвы, на долю которой приходится около 20% лекарственных закупок, заметно сужают возможности поставщиков на рынке госзаказа.

«Мы хотим привязать офсет к федеральному заказу. Если появится возможность заключать контракты со встречными обязательствами по локализации продуктов, которые могут быть не совсем коммерчески успешными с точки зрения инвестора, но значимыми с точки зрения здравоохранения, это будет достаточно разумный инструмент», – сказал Алехин. Использовать такой инструмент, по его словам, имеет смысл во всех секторах экономики со значительной долей госзакупок, что особенно актуально для фармотрасли и производства медизделий. Четкие критерии оценки предмета и потенциальных участников федеральных офсетов пока не определены.

Возможность заключения офсетных сделок регионы получили в сентябре 2016 года, со вступлением в силу ст. 111.4 ФЗ №44 «О контрактной системе». Речь идет о контракте на закупку регионом товаров, предусматривающем встречные инвестиционные обязательства поставщика по созданию производства таких товаров. Вкладывая в проект не менее 1 млрд рублей, инвестор становится единственным поставщиком выпускаемой продукции. Действовать офсетный контракт может не более 10 лет.

СПИК СПОКОЙНО
По словам Алехина, чтобы придать офсетным сделкам федеральный статус, нужны изменения в ФЗ-44 и Бюджетный кодекс. Эти поправки готовятся, обсуждаются с Минздравом и Минфином. Распространение полномочий по офсету на центр обсуждается пока на уровне идеи, говорит источник, знакомый с планами Минпромторга. В Минздраве на тематический запрос Vademecum не ответили. В Минфине же сообщили, что предложения Минпромторга к ним поступили, но уверили, что реализация инициативы коллег изменений закона «О контрактной системе» не потребует: «В настоящее время ФЗ-44 уже содержит возможность заключать контракты как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта, предусматривающие дополнительное требование к поставщику о создании производства поставляемого по контракту товара на территории России или определенного субъекта РФ».

В этой формулировке легко прочитывается отношение подчиненных Антона Силуанова к замыслу сотрудников Дениса Мантурова: оставьте офсетные сделки там, где они лежат, согласно действующему ФЗ-44, то есть на уровне регионов. А федеральному центру вообще и Минпромторгу в частности для осуществления промышленной политики вполне должно хватать другого инструмента – специального инвестиционного контракта (СПИК), который инвестор вправе заключать как с региональными, так и с федеральными властями.

Вот только между офсетом и СПИК есть разница. Во-первых, инициатор СПИК может претендовать на статус единственного поставщика связанной с контрактом продукции, только если инвестирует в производство не менее 3 млрд рублей. Во-вторых, основной профит для инвестора СПИК – не прямое попадание его продукта в госзакупки, а гарантия стабильности налоговых и регуляторных преференций (например, для фармпрома –упрощенная процедура получения статуса российского производителя) в течение всего срока исполнения контракта. Сейчас минимальный объем инвестиций по СПИК – 750 млн рублей, но Минпромторгом готовится следующая версия регламента, где планка будет поднята до 1 млрд. Пока срок действия СПИК ограничен 10 годами, в новой редакции может быть продлен до 15 и даже 20 лет при условии вложения более 50 млрд рублей. Если проект изменений будет принят, все следующие СПИК будут заключаться по результатам конкурса, сейчас же достаточно заявки и одобрения межведомственной комиссии.

Сам факт подготовки изменений регламента СПИК вкупе с намерением получить полномочия по офсетным сделкам свидетельствует о том, что Минпромторг не удовлетворен имеющимся в его арсенале инструментарием. Чем именно? Прямого ответа на этот вопрос представители ведомства Vademecum на дали. Однако достаточно пролистать короткую историю СПИК, и причины неудовольствия проступят сами собой.

Возможность заключения специнвестконтратов у операторов существует с 2015 года, но в фармацевтике первые СПИК стали подписывать только во второй половине 2017 года. Тогда пионерами-испытателями модели стали AstraZeneca, Sanofi, «Герофарм», «Биокад». В марте 2018 года к движению присоединилась «НоваМедика». С учетом стоящих перед отраслью задач – не густо, даже если вспомнить о нереализованных намерениях принадлежащего Abbott «Верофарма», дуэта «Фармимэкса» и шведской Octapharma, чей совместный проект успел получить одобрение тематической межведомственной комиссии. Сейчас конвейер СПИК, в связи с переходом на новый регламент, остановлен – новые контракты не заключаются, уже поданные заявки ждут пересмотра и новой оценки по обновляемым критериям. В режиме ожидания пребывают и инвесторы – например, приглядывавшийся к модели СПИК Novartis, вынашивавший совместные с «Фармимэксом» планы по модернизации завода «Скопинфарм» в Рязанской области. «Мы заинтересованы в реализации преимуществ, которые дает СПИК инвесторам, однако окончательное решение мы будем принимать исходя из формулировок государственных льгот в законе», – сообщили Vademecum в Novartis.

Как минимум у одного из заключивших СПИК фармпроизводителей уже возникли трения с ФАС. В феврале 2018 года служба обнаружила завышение цен по нескольким препаратам российского представительства AstraZeneca. Компании пришлось снизить цены на 12–92% по восьми МНН (11 товарным позициям), в том числе включенным в СПИК. Инцидент вынудил компанию скорректировать производственные планы, тем не менее, заявок по изменению условий контракта AstraZeneca в Минпромторг не направляла, говорил в начале августа 2018 года Алексей Алехин.

Источник: https://vademec.ru/article/minpromtorg_zamykaet_ofset_na_sebya/


Возврат к списку

Позвоните нам бесплатно
Сегодня 22.7.2019

Публикации

В России готовят новые ограничения на работу мессенджеров 19.07.2019 В России готовят новые ограничения на работу мессенджеров

В российское законодательство нужно ввести термин «интернет-преступление», а также усилить правовое регулирование работы мессенджеров, предложила в свою очередь уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

подробнее